Размер:
AAA
Цвет: C C C
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта

Избирательные споры как политико-правовой феномен

Понятие избирательных споров в отечественной литературе неразрывно связывается с понятием избирательных прав. Это во многом объясняется с тем, что избирательные споры рассматриваются преимущественно с юридической, или правовой точки зрения. При подобном рассмотрении нарушение избирательных прав граждан неминуемо создает почву для возникновения электоральных конфликтов, вследствие чего за восстановлением нарушенных прав участники избирательного процесса обращаются в суд или избирательную комиссию. Это и создает избирательный спор. Поэтому  избирательным спором считается конфликт нескольких сторон, связанный с нарушением чьих-либо избирательных прав, непременно имеющий правовое измерение. 

Понятие «избирательные споры» не только не имеет единого научного определения, но и отсутствует в действующем федеральном избирательном законодательстве и законодательстве  субъектов Российской Федерации. Вместо него используется категория «обжалование нарушений избирательных прав граждан». Возможно, между этими понятиями ставится знак равенства, а возможно, что различие формулировок объясняется тем, что избирательные споры в рамках правового подхода – это конфликты, рассматриваемые в установленном порядке либо избирательными комиссиями соответствующего уровня, либо судами соответствующих инстанций. Обжалование является первой ступенью разрешения избирательного спора, направленного на устранение допущенного или мнимого нарушения избирательных прав. 

В литературе, касающейся избирательных споров и их судебного рассмотрения, обнаруживается схожесть авторских позиций в определении избирательных споров как правового феномена. Е.Е. Ищенко определяет  избирательные споры как разбирательства по поводу применения избирательного законодательства, связанного с назначением, подготовкой, проведением выборов в органы государственной власти и органы местного самоуправления и установлением их результатов, а также в период между выборами, которые разрешаются в избирательных комиссиях соответствующего уровня или в судебном порядке1. В приведенном определении в качестве непременной составляющей избирательных споров признается их правовое воплощение. Данный подход нашел отражение в научной литературе по проблематике. Так, А.В. Иванченко, характеризуя избирательные споры, написал, что они «представляют собой различного рода разногласия, возникающие в связи с нарушениями избирательных прав и права граждан на участие в референдуме при проведении избирательных кампаний по выборам органов государственной власти и местного самоуправления, а также при проведении референдумов, которые разрешаются в административном или в судебном порядке»2. Данный автор также подчеркивал, что избирательные споры - это общее выражение конфликтности электорального процесса, которое находит отражение в правовой форме.  В целом, в рамках современной науки доминирующим остается понимание избирательных споров как правового противостояния субъектов электорального процесса. Например, Р.А. Охотников пишет, что «определяющим фактором для уяснения понятия избирательных споров является закрепление в нормах избирательного права принципиальной возможности и порядка рассмотрения и разрешения возникающих в сфере выборов разногласий. Иными словами, избирательные споры как явление юридическое существуют исключительно благодаря их правовому оформлению в избирательном законодательстве»3. Автор не признает в качестве избирательных споров иные конфликты, возникающие между участниками электорального процесса. В качестве второго важного признака избирательных споров автор выделяет нарушение избирательных прав граждан. В частности, он утверждает: «Существенное значение для характеристики избирательных споров, несомненно, имеет их неразрывная связь с избирательными правами граждан, которая всякий раз прослеживается применительно к любому электоральному конфликту…Указанный признак избирательных споров - их обязательная обусловленность нарушением избирательных прав граждан - крайне важен. Он позволяет отграничивать избирательные споры от других видов правовых споров именно по характеру нарушенных прав. Избирательный спор - это спор по поводу реального или предполагаемого нарушения каких-либо избирательных прав граждан»4. Далее  исследователь продолжает, что именно наличие правонарушения, связанного с выборами, отличает избирательный спор от трудового, гражданско-правового и проч. С характеристикой избирательных споров, предложенной Р.А. Охотниковым, можно не согласиться по нескольким позициям. Во-первых, автор одновременно вводит в качестве отличительного признака наличие нарушения прав граждан (реального или предполагаемого) и правовую форму воплощения избирательного спора. Таким образом, остаются без внимания конфликтные противостояния участников электорального процесса, которые основаны на нарушении избирательных прав, но не воплощены в виде жалобы.

Во-вторых, нарушение избирательных прав имеет место не в каждом случае, когда имеет место жалоба. Это подтверждает не только анализ электоральной статистики, но и работы известных правоведов, которые подчеркивают, что инициация избирательных споров может не иметь реального стремления восстановить нарушенное право. 

Во-вторых, Р.А. Охотников вводит понятие «предполагаемые нарушения», которое подразумевает, что правонарушения может отсутствовать, но субъект, инициирующих спор, предполагает, что оно есть. Однако, сторонники правового подхода неоднократно отмечали, что может иметь место избирательный спор, возникающих по поводу мнимого нарушения, когда субъект инициирует спор, зная, что его права не нарушены.  Именно поэтому некоторые авторы предлагают в качестве избирательного спора рассматривать не только спор относительно реальных или предполагаемых, но и относительно мнимых правонарушений5. Наличие споров относительно мнимых нарушений позволяет расширить трактовку избирательных споров как исключительно правовую и имеющую в своей основе стремление к восстановлению нарушенных прав. 

Наконец, в-третьих, признаком избирательного, а не трудового, гражданско-правового или иного вида спора, является не столько связь с избирательными правами, сколько связь с электоральным процессом, который сам по себе представляет собой не только правовое, но и политическое явление. Как следствие, политико-правовая природа проявляет себя во многих явлений, имеющих место в его рамках. Другими словами, первым признаком избирательного спора является его появление в рамках избирательного процесса в связи с его протеканием, результатом и т.д.

Вторым признаком избирательного спора можно назвать уже упомянутую А.В. Иванченко конфликтную природу, которая характеризует спор именно как противостояние субъектов выборного процесса. Однако, следует отметить, что конфликтность, которая рассматривается в рамках правового подхода, в первую очередь характеризуется как юридическая, а следовательно, ограничивает понимание возможных последствий возникающего конфликта как для самих участников, так и для общества в целом. В частности, Р.А. Охотников пишет, что избирательный спор, безусловно, имеет конфликтологическую сущность, «при этом избирательный спор - это не просто конфликт, возникший и протекающий в период избирательной кампании, но это, прежде всего, юридический конфликт»6. Однако, дальнейшее рассмотрение юридического конфликта автором позволяет выявить противоречия в его трактовке исследуемого понятия. Так, Р.А. Охотников подчеркивает, что юридический конфликт – это разновидность социальных конфликтов, главной задачей которых является противостояние, имеющее своей целью лишение противника преимуществ с дальнейшим изменением его социальных взглядов. Данное определение подчеркивает целенаправленность и некоторую недобросовестность действий субъектов, а также превалирование их конкретных, в случае, когда речь идет о кандидатах или партиях, политических интересов, над стремлением добиться истины и восстановить нарушенное право. Другими словами, в данном случае имеет место либо противоречие между пониманием юридического и социального конфликта, либо противоречие между одновременным авторским пониманием избирательных споров и как средства восстановления нарушенных прав, и как способа лишения противника имеющихся у него преимуществ. 

Противоречие, которое обнаруживает себя в позиции автора, может быть решено, с помощью расширения понимания избирательных споров как политико-правового конфликта. В таком случае может быть интегрировано понимание их правовой природы (если спор выражен в правовом отношении) и правовых последствий, которые могут иметь место вне зависимости от протекания конфликта в правовой плоскости. Например, не закрепленные жалобой высказывания кандидата о том, что другим кандидатом либо организаторами выборов были нарушены его права, может привести к применению правовых санкций за несоблюдение правил предвыборной агитации (если имелось место обвинение оппонента и т.д.). Ряд авторов, определяя суть юридического конфликта, отталкивается от того, что наличие любого правового признака позволяет говорить о юридическом конфликте. В данном случае под правовым признаком может пониматься либо наличие жалобы, дающей начало избирательному спору, либо наличие постановление от уполномоченного органа, прекращающего спор7. Постановления ЦИК РФ как организатора выборов на территории России может выноситься в случае, если между участниками предвыборной гонки наблюдается несистемное противостояние, сопряженное со снижением доверия граждан к проводимым выборам (например, когда один из кандидатов публично обвиняет другого в злоупотреблении административным ресурсом). Поэтому характеристика юридических споров, основывающаяся на наличии как минимум одного их возможных правовых признаков, включая правовое последствие, позволяет принять и правовую, и политическую природу избирательного спора.

Следует отметить, что в рамках политического подхода можно обнаружить признание политической природы избирательных споров.

Так, К.В. Арановский пишет, что в рамках электорального процесса присутствуют политические интересы как тех, кто на власть претендует, так и тех, кто с помощью собственного волеизъявления властью наделяет. Наличие политических интересов и политических ценностей, отраженных в программах партий и кандидатов позволяют установить политическую коммуникацию, которая существует не только по правовым законам. В связи с этим возникающие споры можно рассматривать не только как правовые противостояния участников, но и как элемент политической коммуникации8.

Исследователь правовых основ электорального поведения А.В. Шемелин утверждает, что электоральное пространство России является не только одним из самых интенсивных, но и сложных, поскольку существуют, пересекаются и оказывают влияния друг на друга несколько различных уровней проведения выборов. Как следствие, имеет место повышенная конфликтность (в данном случае автор подразумевает не только правовые споры, но и иные противостояния субъектов, реализующих свое избирательное право), которая усугубляется отсутствием достаточного опыта демократической смены власти. А.В. Шемелин высказывает также мысль о том, что избиратели, поскольку в рамках кратковременного участия в политической жизни, воспринимают период до и после выборов не только как возможность выразить свою позицию, но и реально повлиять на исход голосования. «Эта так называемая субъективная политическая компетентность, убежденность в возможности оказания влияния на политический процесс представляет для избирателей определенную важность»9, как следствие, они ведут агитацию внутри своих социальных групп, а также предпринимают иные действия. В условиях достаточно сложного избирательного законодательства электоральное поведение избирателей может приводить как к правовым конфликтам, так и к социальным противостояниям10.

Кроме того, электоральное поведение, которое характеризуется активностью не только в день голосования, но и на стадии предвыборной гонки и в период после выборов путем выражения отношения к результату голосования, с точки зрения А.В. Шемелина есть наиболее массовая форма политического участия, что подразумевает не только наличие в первую очередь политических, а не правовых, мотивов, но и их воплощение в каждой правовой процедуре, в том числе подаче жалоб. Однако, автор не ограничивается признанием политических интересов исключительно у лиц, реализующих свое активное избирательное право. Так, он подчеркивает, что вся избирательная система пропитана интересами политической элиты.  Автор пишет, что развитие демократии в России и стабилизация процессов смены власти вписывает интересы политической элиты и способы их удовлетворения в новый контекст. На сегодняшний день осуществление политической борьбы осуществляется преимущественно правовыми методами, вписанными в электоральный контекст. «Отсюда и та напряженность, которая сопровождает любые выборы и выливается в избирательные споры», - пишет А.В. Шемелин. Автор подчеркивает, что только подобное рассмотрение избирательного процесса способно охарактеризовать политико-правовое пространство. И действительно, нельзя не согласиться и отметить, что анализ интенсивности подачи жалоб и инициирования избирательных споров в рамках каждого электорального цикла отражает ключевые конфликтные противостояния между кандидатами и партиями, участвующими в предвыборной гонке11  

Наиболее интересной группой работ, раскрывающих политико-правовое содержание избирательных споров, являются труды о политизации правового пространства России. К данным работам можно отнести исследования Л.А. Морозовой, М.А. Краснова, Е.И. Колюшина, В.А. Стародубцевой и т.д12.

Л.А. Морозова в своей статье «Политизация юридической науки» пишет, что правовые вопросы в сфере конституционного права, отраслью которого является избирательное право, должны рассматриваться с учетом политических реалий и политических интересов субъектов13

М.М. Кукушкин считает, что реализация избирательных прав граждан является проявлением народовластия, т.е. политической составляющей электорального процесса. Следовательно, избирательное право - это более широкая категория, которая не укладывается в определение «избирать и быть избранным». Поскольку избирательные права оказывает прямое непосредственное влияние на формирование политической власти, то могут считаться политическими правами14.

С.А. Белов утверждает, что все особенности избирательной системы напрямую связаны с политической волей. Структура избирательной системы имеет своей задачей создание определенных политических последствий. Различные элементы этой системы и их появления также работают на политический результат, минимизируя или дополняя друг друга. И в данном случае подразумеваются «не столько элементы, выделенные по правовым признакам, сколько элементы, лишь часть которых имеет правовую форму»15. С точки зрения автора, конфигурация избирательной системы зачастую связана с политическими целями публичной власти, задача которой стать более стабильной и с помощью институциональных барьеров не допустить проникновения деструктивных элементов. Поэтому избирательные споры в рамках электорального процесса являются тем средством, с помощью которого участники стараются преодолеть институциональные барьеры. Другими словами, можно говорить о том, что избирательный спор также имеет политические причины возникновения. 

В своей работе С.А. Белов продолжает традицию зарубежных политологов, которые рассматривали избирательную систему как совокупностью механизмов, определяющих политический результат. К числу основоположников данного подхода можно отнести Б. Грофмана и А. Лейфарта, которые писали, что на исход голосования влияет ряд правовых по своей природе элементов, которые в руках заинтересованных граждан становятся средством политической борьбы или поддержки16. Аналогичную точку зрения высказывали Р. Таагепер и М. Шугарт, которые говорили о том, что даже установленные законодательно правовые институты могут использоваться как политический механизм17. Несмотря на то, что авторы рассматривали преимущественно процесс нарезки избирательных округов, избирательные барьеры и способы подсчета голосов, они подробно описали использование политической мотивации для использования правовых механизмов, чем внесли серьезный вклад как в электоральную политологию, так и в избирательное право наряду с другими работами. Так, сегодня можно с уверенностью говорить о том, что жалоба как предусмотренных правом механизм защиты и восстановления нарушенных прав граждан также нередко используется в политических целях участниками предвыборной гонки18. Другими словами, можно говорить об использовании избирательных споров в качестве политической технологии.

О том, что изменение особенностей избирательной системы и избирательного законодательства влияет на уровень политической конкуренции и количество избирательных споров пишет еще один автор, когда говорит о блоках. Известный исследователь электорального процесса в России А.Е. Любарев утверждает, что отмена избирательных блоков приводит к повышению конкуренции между различными партиями, что стимулирует их применять методы правовой борьбы друг с другом в политических целях19.

Наконец, И.А. Старостина обосновывает наличие стабильных политико-правовых связей в электоральном процессе и его отдельных проявлениях. Политико-правовой подход, с точки зрения автора, к институту выборов проявляется в нескольких позициях20:

1) употреблении термина «выборы» в двух смыслах - правовом и политическом, взаимосвязи понятий "избирательная система", "избирательное право", "электоральная политика"; 

2) "присутствии" на всех стадиях избирательного процесса субъектов политического участия; 

3) системной взаимосвязи избирательной и партийной системе;

4) допустимости политических и правовых соглашений в период выборов; 

5) политическом и правовом результате и последствиях выборов; 

6) реализации основных политических прав граждан - прежде всего избирательных прав; 

7) наличии конституционной ответственности как политико-правовой ответственности.

Кроме того, с точки зрения исследователя, электоральный процесс есть политический процесс смены власти, структурированный нормами права. Автор рассуждает с позиции К. Шмитта и также считает, что решение о том, где проходит граница политики, всегда определено политической волей, а значит, с легкостью может быть устранено как институциональными, так и неинституциональными методами21.

И.А. Старостина настаивает также на том, что конституционное право не является сферой исключительно правовой, поскольку по природе это политические отношения, которые имеют форму правоотношений. Но политическое содержание если не доминирует над правовой формой, то как минимум оказывает на нее воздействие. Попытка игнорирование политической составляющей способна привести к непониманию политических реалий развития, а также неэффективному совершенствованию системы народовластия. В данном случае с автором согласна Н.А. Боброва, которая в статье «Избирательное законодательство и политика» также указывает, что право является «не чем иным, как юридическим оформлением политики, ее юридической оболочкой»22. Поэтому понимание законов политики позволяет развиваться правовой системе и устранять ситуации, когда избирательное законодательство становится заложником политических целей.

Как было отмечено ранее, необходимость расширения правовой трактовки избирательных споров объясняется также тем, что при анализе любой избирательной кампании можно найти конфликтные ситуации, непосредственно связанные с избирательным процессом, которые не перетекли в правовую сферу, т.е. не получили правового измерения и рассмотрения. Анализ их представляется немаловажным, поскольку подобные ситуации, могут служить базой для будущих социальных конфликтов, а также способны оказывать влияние на политический процесс в целом. Поэтому так называемые внепроцедурные избирательные споры также следует считать избирательными спорами, поскольку их субъекты проявляются в ходе избирательного процесса или предшествующих ему этапов, предмет спора связан с участием конфликтующих сторон в выборах. Исключение из научного рассмотрения конфликтов, разрешаемых на почве электорального пространства, может привести к серьезным политическим последствиям. В качестве примера можно привести так называемые «цветные революции», которые стали результатом противоречий, обострившихся в ходе электорального процесса. В рамках правового подхода также можно найти подтверждение данной теории, например, В.Н. Кудрявцев пишет, что избирательные споры представляют собой конституционные правоотношения, которые аккумулируют разногласия между участниками, которые тем или иным образом связаны с выборами, а также периодами между электоральными циклами23.

Таким образом, предлагается рассматривать в качестве избирательных споров конфликты, возникшие или развившиеся в ходе избирательного процесса, связанные непосредственно с его протеканием, не обязательно получившие правовое выражение. Более того, необходимо изучать данный феномен с использованием инструментария политических наук, в том числе как политическую технологию, которая используется участниками предвыборной гонки для получения собственного преимущества либо оправдания проигрышного положения. 

Вместе с тем, следует оговориться, что сами по себе избирательные споры в том виде, в котором их существование предусмотрел законодатель, представляют собой позитивный механизм, который необходим политической системе для устранения нарушений законодательства и снижения напряженности в рамках электорального пространства. Однако, стараниями недобросовестных участников политического процесса позитивный механизм дискредитирует образ выборов и формирует негативное электоральное поведение избирателей. Негативным данный механизм становится при особых способах инициирования жалоб, которые стоит рассмотреть подробнее.

Итак, рассмотрим подробнее избирательные споры в качестве политической технологии, которая с каждым новым циклом выборов получает все более и более широкое распространение. В первую очередь следует отметить, что в рамках исследования24 нами был проведен анализ избирательных споров с помощью инструментария политического менеджмента на предмет соответствия изучаемого явления признакам политической технологии. В результате было выявлено полное соответствие и сформулированы основные принципы использования избирательных споров в качестве политической технологии. Под применением  избирательных споров в качестве политической технологии нами понимается сознательное их инициирование с целью создания определенного исхода голосования. Использование в качестве политтехнологии формализованных избирательных споров, называемое поточными жалобами или юридическими войнами, призвано решить ряд задач. В числе которых:  подавление конкурента, отвлечение его от основной предвыборной стратегии, нанесение имиджевого ущерба конкуренту, создание образа нечестных выборов. Использование неформализованных избирательных споров в качестве политической технологии подразумевает развязывание всевозможных конфликтов, выражающихся во взаимных упреках, обвинениях, которые также основаны на обвинении в реальных или мнимых нарушениях избирательных прав граждан. 

Следует отметить, что избирательные споры используются в качестве политической технологии при особом способе инициирования и при преследовании определенной политической цели. Остановимся подробнее на тех практиках, которые применяются для того, чтобы использовать избирательный спор в качестве политической технологии. Один из способов- это создание комбинированной жалобы, т.е. жалобы, которая включает в себя сразу несколько претензий к организаторам выборов. Например, в числе этих жалоб может указываться масштабный вброс бюллетеней на избирательном участке, вывод из строя КОИБа и, наконец, в качестве завершающего штриха указывается какое-либо техническое нарушение, имевшее место на избирательном участке. Например, плохо пишущая ручка в кабинке для голосования или не очень яркое освещение в той же самой кабинке. В результате после проверки данной жалобы не подтверждается факт массового вброса бюллетеней, вывода КОИБа из строя, но подтверждается, что ручка в кабинке для голосования писала плохо. В конечном итоге жалоба признается частично подтвержденной. После чего политические субъекты комбинированную жалобу, в которой было подтверждено одно, самое незначительное основание, используют в качестве информационного повода и заявляют публично о том, что жалоба в избирательную комиссию о масштабном вбросе бюллетеней нашла частичное подтверждение. Хотя как следует из описания, подтверждение нашел не вборс бюллетеней, а плохо пишущая ручка, т.е. техническая погрешность в организации выборов на конкретном избирательном участке, а не результаты голосования в целом. В данном случае без сомнения можно говорить о том, что избирательный спор применяется именно в качестве политической технологии. И целью его является не снижение уровня поддержки оппонента, а целенаправленное создание нелегитимных выборов. В последние годы данный метод достаточно широко использует партия КПРФ.

Вторая  технология, которая также часто имеет место в электоральной практике, это веерная рассылка жалоб, осуществляемая зачастую задолго до дня голосования. Веерная рассылка осуществляется одним лицом в разные избирательные комиссии разных избирательных участков, что само по себе свидетельствует о том, что жалоба является безосновательной.

И наконец, еще одна технология, которая также входит в число наиболее часто используемых, это масштабная подача жалоб в избирательные комиссии. Данная технология применяется в случае, когда жалобы за короткий период исчисляются десятками или даже сотнями. Такая подача жалоб на нарушения избирательных прав применяется для того, чтобы привлечь внимание к нарушениям на выборах, даже не смотря на то, что большая часть из них может не найти своего подтверждения. Пример из конкретной практики, которая имела место в 2007 году на выборах в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации: в Заокском районе Тульской области партия КПРФ от двух своих представителей подала 280 жалоб в день голосования. Из них нашло подтверждение меньше 10. Но при этом представители партии и общественные движения  объявляли о том, что на таком-то избирательном участке имело место 280 нарушений25. Другими словами, ставится знак равенства между жалобой и нарушением, тогда как в реальной практике обоснованные жалобы составляют меньшинство. Политические субъекты, для того, чтобы создать восприятие выборов как нечестных, как фальсифицируемых, тем самым, оправдать свое невыигрышное положение в итоговом рейтинге поддержки избирателей, используют данное им право на устранения нарушений для того, чтобы создать некий неблаговидный образ выборов в целом. 

Анализ конкретных избирательных споров позволяет увидеть, что дискредитация выборов в нашей стране началась с 2007-2008 годов, когда, к сожалению, в тот период избирательные споры не рассматривались как политическая технология. Вместе с тем, знание природы электорального процесса позволяет признать, что большая часть жалоб на выборах любого уровня - это жалобы технического характера, которые имеют в качестве своего предмета спор о нарушениях в организации процесса голосования (слабое освещение, расположение сведений о кандидатах выше уровня глаз, плохо пишущие ручки и т.д.). Однако, и эти технические погрешности стараниями отдельных субъектов могут приобрести политическое звучание. 

Наконец, отметим, что избирательный спор в его первоначальном функциональном значении как метод разрешения институционального политического конфликта имеет конструктивное значение, несет в себе функцию снижения количества спорных, проблемных ситуаций, позволяет устранять организационные погрешности, делая процесс голосования максимально комфортным и объективным. Но в деструктивном виде данный механизм проявляет себя тогда, когда имеет место доминирование политического мотива инициатора избирательного спора над стремлением устранить или восстановить нарушенное избирательное право. 

Именно поэтому необходимо расширять научное понимание избирательных споров как политико-правового явления, создавая эффективные основания для их предотвращения, что, безусловно, позволит устранить основания для дестабилизирующих и дисфункциональных применений значимого механизма восстановления нарушенных прав. 


  1. Ищенко Е.П., Ищенко  А.Е. "Избирательные споры: возникновение, разрешение, предупреждение". М., РЦОИТ, 2002. С. 33.

  2.   Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации / Отв. ред. А.В. Иванченко. М., 1999. С. 410.

  3.   Охотников Р.А. Понятие и правовая природа избирательных споров//Конституционное и муниципальное право. 2007. № 6. С. 19.

  4.   Охотников Р.А. Понятие и правовая природа избирательных споров//Конституционное и муниципальное право. 2007. № 6. С. 19.

  5.   См.: Некрасов С.И. Политика как предмет конституционного права (идеи Степанова М.И. находят подтверждение в современной России)// //Конституционное право и политика: Сборник материалов Международной научной конференции: Юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 28-20 марта 2012 года. Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юрист, 2012. 

  6.   Охотников Р.А. Понятие и правовая природа избирательных споров//Конституционное и муниципальное право. 2007. № 6. С. 23.

  7.   Юридическая конфликтология / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М., 1995. С. 18; Баранов В.М., Худойкина Т.В. Теория юридического конфликта: философские и социолого-правовые аспекты // Юрист-правовед. 2000. № 1. С. 24 - 25.

  8.   Арановский К.В. Всеобщее избирательное право в его ценностных основаниях и издержках// Российский юридический журнал. 2010. № 4. С. 67-75.

  9.   Шемелин А.В. К вопросу об основных теориях изучения электорального поведения// Конституционное и муниципальное право. 2008. № 15. С. 33.

  10.   Шемелин А.В. К вопросу об основных теориях изучения электорального поведения// Конституционное и муниципальное право. 2008. № 15. С. 37.

  11.   См.: Голубкова Н.И. Избирательные споры в политическом процессе современной России // дис. на соискание ученой степени кандидата политических наук. М., 2014. 

  12.   Морозова Л.А. О политизации юридической науки// //Конституционное право и политика: Сборник материалов Международной научной конференции: Юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 28-20 марта 2012 года. Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юристъ, 2012; Кукушкин М.М. Проблемы реализации избирательных прав граждан Российской Федерации//Российский юридический журнал. 2012. № 6. С. 68-73; Колюшин Е.М. Выборы и избирательное право в зеркале судебных решений.- М.: Норма, Инфра-М, 2010; Стародубцева В.А. Коллизии в регулировании и реализации пассивного избирательного права////Конституционное право и политика: Сборник материалов Международной научной конференции: Юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 28-20 марта 2012 года. Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юристъ, 2012 и др.

  13.   Морозова Л.А. О политизации юридической науки//Конституционное право и политика: Сборник материалов Международной научной конференции: Юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 28-20 марта 2012 года. Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юристъ, 2012. 

  14.   Кукушкин М.М. Проблемы реализации избирательных прав граждан Российской Федерации//Российский юридический журнал. 2012. № 6. С. 68-73.

  15.   Белов С.А. Системное правовое регулирование избирательной системы// Российский юридический журнал. 2011. №1. С. 88-100.

  16.   Electoral laws and their political consequences / Ed. by B. Grofman, A. Lijphart. N.Y., 1986. P. 2 - 3.

  17.   Taagepera R., Shugart M. Seats and Votes. Effects and determinants of electoral systems. New Haven; L., 1989. P. 201 - 217.

  18.   Голубкова Н.И. Политико-правовая природа избирательных споров и способы их предотвращения // Журнал о выборах. 2013. №3. С. 21-23. 

  19.   Любарев А.Е. Сравнение двух способов блокирования политических партий на выборах// Конституционное и муниципальное право. 2012. № 12. С. 31-35.

  20.   Старостина И.А. Политико-правовые взаимосвязи в системе прямого народовластия//Конституционное право и политика: Сборник материалов Международной научной конференции: Юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 28-20 марта 2012 года. Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юристъ, 2012. 

  21.   Шмитт К. Государство и политическая форма / Пер. с нем. М., 2010. С. 259 - 260.

  22.   Боброва Н.А. Избирательное законодательство и политика//Конституционное право и политика: Сборник материалов Международной научной конференции: Юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 28-20 марта 2012 года. Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юристъ, 2012.

  23.   Казанцев А.О. Избирательные споры в Российской Федерации (конституционно-правовое исследование): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2005. С. 17.

  24.   Голубкова Н.И. Избирательные споры в политическом процессе современной России // дис. на соискание ученой степени канд. полит. н. – М., 2014. 

  25.   Выборы Депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва 2007 года. Сборник информационно-аналитических материалов. М.: ЗАО СитиПрессСервис, 2008. 




Список используемой литературы

1. Арановский К.В. Всеобщее избирательное право в его ценностных основаниях и издержках// Российский юридический журнал. 2010. № 4. С. 67-75.

2. Белов С.А. Системное правовое регулирование избирательной системы// Российский юридический журнал. 2011. №1. С. 88-100.

3. Боброва Н.А. Избирательное законодательство и политика//Конституционное право и политика: Сборник материалов Международной научной конференции: Юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 28-20 марта 2012 года. Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юристъ, 2012.

4. Выборы Депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва 2007 года. Сборник информационно-аналитических материалов. М.: ЗАО СитиПрессСервис, 2008. 

5. Голубкова Н.И. Избирательные споры в политическом процессе современной России // дис. на соискание ученой степени канд. полит. н. – М., 2014. 

6. Голубкова Н.И. Политико-правовая природа избирательных споров и способы их предотвращения // Журнал о выборах. 2013. №3. С. 21-23. 

7. Избирательное право и избирательный процесс в Российской Федерации / Отв. ред. А.В. Иванченко. М., 1999. С. 410.

8. Ищенко Е.П. Избирательные споры: возникновение, разрешение, предупреждение. М.: Российский центр обучения избирательным технологиям при Центризбиркоме РФ. – М., 2002. С. 33.

9. Казанцев А.О. Избирательные споры в Российской Федерации (конституционно-правовое исследование): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2005. С. 17.

10. Колюшин Е.М. Выборы и избирательное право в зеркале судебных решений.- М.: Норма, Инфра-М, 2010.

11. Кукушкин М.М. Проблемы реализации избирательных прав граждан Российской Федерации//Российский юридический журнал. 2012. № 6. С. 68-73.

12. Любарев А.Е. Сравнение двух способов блокирования политических партий на выборах// Конституционное и муниципальное право. 2012. № 12. С. 31-35.

13. Морозова Л.А. О политизации юридической науки// //Конституционное право и политика: Сборник материалов Международной научной конференции: Юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 28-20 марта 2012 года. Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юристъ, 2012.

14. Некрасов С.И. Политика как предмет конституционного права (идеи Степанова М.И. находят подтверждение в современной России)// //Конституционное право и политика: Сборник материалов Международной научной конференции: Юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 28-20 марта 2012 года. Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юрист, 2012. 

15. Охотников Р.А. Понятие и правовая природа избирательных споров//Конституционное и муниципальное право. 2007. № 6. С. 19.

16. Стародубцева В.А. Коллизии в регулировании и реализации пассивного избирательного права////Конституционное право и политика: Сборник материалов Международной научной конференции: Юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 28-20 марта 2012 года. Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юристъ, 2012.

17. Старостина И.А. Политико-правовые взаимосвязи в системе прямого народовластия//Конституционное право и политика: Сборник материалов Международной научной конференции: Юридический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова, 28-20 марта 2012 года. Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юристъ, 2012. 

18. Шемелин А.В. К вопросу об основных теориях изучения электорального поведения// Конституционное и муниципальное право. 2008. № 15. С. 33.

19. Шемелин А.В. Теории электорального поведения (историко-правовой аспект)// История государства и права. 2007. №3. С. 9-12.

20. Шмитт К. Государство и политическая форма / Пер. с нем. М., 2010. С. 259 - 260.

21. Юридическая конфликтология / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. М., 1995. С. 18; Баранов В.М., Худойкина Т.В. Теория юридического конфликта: философские и социолого-правовые аспекты // Юрист-правовед. 2000. № 1. С. 24 - 25.

22. Electoral laws and their political consequences / Ed. by B. Grofman, A. Lijphart. N.Y., 1986. P. 2 - 3.

23. Taagepera R., Shugart M. Seats and Votes. Effects and determinants of electoral systems. New Haven; L., 1989. P. 201 - 217.

Возврат к списку

Комментарии
  • Комментарии
Загрузка комментариев...

Все эксперты